Во_Славу_Ёжика
Закрепи в сознании намертво простое правило: мы не можем уйти, ничего не оставив.(С)
Она не Мать Тереза, и не мисс Перегрин. Не сестра милосердия. И уж явно не образец терпимости. Просто к ней иногда приходят беспризорники, и остаются.
Она иногда забывает их когда они уходят, но всегда вспоминает, когда возвращаются.

Первый из них пришел не сам - со сломанными крыльями и сломанной верой. Пронзительный парнишка, больше всего хотевший просто жить в мире без вечной несправедливости, порождающей только боль. Уходя в странствие, он не досказал многого. Но уже окрепший, надежный и с верой смотрящий на то, что он сам способен изменить.

Второйбеспризорник был сложнее. Напыщенный пернатый бука, он вечно прятал свое лицо под масками. и одновременно жадно тянулся к любому теплу, которое мог выманить, но никогда не отваживался просто попросить о нежности. Прошло время и он, окрепнув, уже сам начал приглашать в гости. И стал очень-очень теплым.

Среди беспризорников помладше также были дракон который хотел в спячку, зверь, который вырывал себе когти чтобы не ранить никого, и еще один дракон, попушистее, которого отчетливо принимали за сугроб осенних листьев - эти трое растут и поныне.

Был жадный до признания птенец, но улетел на тепло других рук.
Был русалкин, но уплыл своей дорогой.
Может, еще кто-то. Все, кто нуждались в тепле.
Также - вороненок, который любит греть сам - и которого нужно очень бережно обхаживать чтобы не спугнуть: настолько он верит, что греть надо именно самому и никак иначе.

Но есть беспризорники и более странные. Они тоже находят себе здесь дом.
Один из прибившихся мальчишек очень не любил позавчерашнюю еду - особенно если ее ели другие. Не любил, когда делали криво и плохо - особенно самим себе. Он исперва был очень робким и ранимым, а потому стал очень вызывающим. Он также еще растет. И уже почти улыбается.

Есть и другой. Солнечный, теплый, ранимый. Он не до конца вырос и так и не смог принять возмодносьей и возложенной на себя ответственности. Оказавшись далеко от дома, без знаний и опыта, без возможности выразить себя, он очень тосковал. Злился и не знал, как вернуться. У него были смешные веснушки, золотисто-русые волосы и пах он свежим полем, нагретым солнцем. Неизречимая свобода.

Сегодня нас стало на одного больше, кажется. Его зовут легконогий, либо Кей - ключник. Он шутит, что его инициалы Эл Кей. Наверное, он научился невесомости потому, что его тяжесть бы не выдержала земная твердь.

@темы: Биография, Выгул на Связи